Родная косметика.

Произвести баночку крема — это целая наука, которая требует собрать под одной крышкой десятки ингредиентов. В Казахстане этот научно-производственный процесс продвигается со скрипом, потому что большую часть ингредиентов приходится закупать за рубежом — пишет Kapital.kz. Однако в республике есть люди, которые рискнули запустить производство косметики и не прогадали.

Александр Рябцовский, директор алматинского ТОО «Bioton», историю своего предприятия ведет с 1998 года, когда он, химик, и его партнер-медик решили получить гиалуроновую кислоту. Ее можно представить как гель, который входит в состав соединительных тканей (к примеру, смазывает наши суставы) и внеклеточных структур организма. Уникальность вещества в том, что одна его молекула притягивает и удерживает 1000 молекул воды, обеспечивая отличное увлажнение.

Партнерам пришлось перелопатить тонны научной литературы, Рябцовский даже просил дочь изучить труды в Британской библиотеке и найти для него нужные материалы. В итоге казахстанцам удалось разработать собственную технологию и выделить гиалуроновую кислоту из петушиных гребешков. Но что с полученным веществом делать, они не могли ума приложить. Это сейчас «гиалуронка» — богиня, которой поклоняются в каждом салоне красоты. А в конце 90-х она была известна больше как великолепный противоожоговый препарат, используемый в медицине. В косметологии применялась редко, разве что люксовыми производителями.

Идти с разработкой в медицину компаньоны не захотели: требовалось много денег и времени на испытания, сертификацию и подобное, а зарабатывать нужно было здесь и сейчас, чтобы в трудное время кормить семьи. Тогда они решили пойти в косметологию, где можно было получить мгновенный результат. «Мы взяли обычный польский крем за 160 тенге, добавили „гиалуронку“ и получили качественно другой крем, который продавали уже за 500 тенге», — вспоминает о тех временах Рябцовский.

Но из одной гиалуроновой кислоты косметику не создашь. Поэтому компания стала работать над получением настоящих косметических средств — элитарных по своему эффекту, но демократичных по стоимости. Вначале продукция представляла собой целебные мази в примитивных банках, отлитых кустарным методом. То, что источали эти мази, скорее можно было назвать дурным запахом, но никак не ароматом.

Однако эффект у них был хороший благодаря гиалуроновой кислоте, которая увлажняет и стимулирует процессы восстановления, устраняет дефекты кожи, повышает устойчивость к солнечному излучению, обветриванию, иссушиванию — к тем неблагоприятным факторам, которыми так богат климат Казахстана. Тогда на интернет-форумах можно было встретить такие комментарии: «Жениха себе взяла прыщавого. Мне девочки сказали взять нашу родную косметику. Я парня мазала месяц. Запах, конечно, от косметики ужасный, но под венец жених пошел с чистым лицом».

Чтобы превратить целебные мази в косметику с приятным запахом, высокими органолептическими свойствами, разработчикам пришлось в корне переработать рецептуру. Во-первых, они научились «управлять» маслами. «Мы сразу создавали косметику не на синтетических, а на натуральных маслах. Важно научиться стабилизировать их, потому что от этого зависит срок хранения. Масло может прогоркнуть — и все, продукция не будет продаваться», — объясняет глава ТОО. Благодаря «обузданию масел» срок хранения увеличился от полугода-года до двух лет.

Во-вторых, разработчики расширили линейку биологически активных компонентов, которые наряду с гиалуроновой кислотой повышают эффективность воздействия косметики на кожу. Поворотным моментом стало использования СО2-экстрактов минералов и лечебных трав, произрастающих в Казахстане. Обычно в целебных снадобьях применяются экстракты, полученные за счет «выуживания» ценных компонентов с помощью растворителей, к примеру, масел. Но при такой технологии в косметике будет 99,5% растворителя и всего 0,5% активного вещества. Чтобы добиться более эффективной работы активных компонентов, придется добавлять экстракт в больших количествах. Однако это уже будет не косметическое средство, а микстура.

При получении СО2-экстрактов на травы, минералы воздействуют жидким углекислым газом. Он экстрагирует в себя полезные вещества при низкой температуре и высоком давлении. В этих условиях все ценные субстанции переходят в жидкую фазу. На следующей стадии углекислому газу дают возможность испариться, а в остатке получают 100%-ный целебный препарат.
Новый рецептурный фундамент был заложен к 2000 году. После этого компания работала и продолжает работать над совершенствованием препаратов и расширением ассортиментной линейки. Сейчас в ее активе есть профессиональная косметика и косметика для домашнего использования. В арсенале компании — кремы, сыворотки, маски, пилинги, коктейли, лосьоны и даже фаворитка нынешних beauty-прилавков мицеллярная вода. В месяц ТОО, где работает 15 сотрудников, выпускает 5-7 тыс. единиц продукции всего номенклатурного ряда. Объемы производства у компании всегда росли плавно, без скачков — в год примерно на 10-15%.

С прошлого года из-за девальвации тенге цены на продукцию пришлось поднять на 15%, хотя ингредиенты и упаковка (их приходится закупать в Европе, а также России и Беларуси) подорожали в разы. «Ужались по марже», — объясняет достаточно скромный рост ценника Александр Рябцовский. Сейчас кремы отечественного производства стоят от 1600 тенге, очищающие средства — от 600 тенге, маски — от 200 тенге, сыворотки — от 2500 тенге.

Купить продукцию можно в магазинчике при производственном цехе в Алматы, а также в ста торговых точках южной столицы — магазинах и аптеках, через которые проходит основная часть продукции. «Мы любим работать с аптеками, ведь фактически мы производим космоцевтику — оздоровительную косметику. Чтобы объяснять ее действие, нужно иметь известное образование, а в аптеках как раз работают специалисты соответствующего уровня», — делится глава ТОО.

Он говорит, что экспортных амбиций у компании пока нет. Был опыт продаж в России через дистрибьюторов. Но партнеры казахстанскую косметику переоценили в прямом смысле слова — завысили первоначальные цены в три раза, поэтому продукция не очень хорошо продавалась на соседнем рынке.

В то же время внешние рынки сами стали «приходить» в ТОО с просьбой разработать рецептуры для производства косметики, которую заказчики затем продают под собственным брендом. Показательным примером могут быть австралийцы, которые сделали заказ казахстанцам на создание линейки косметической продукции с использованием масла макадамии — австралийского ореха. Сейчас казахстанские разработки проходят процесс сертификации. Впоследствии эту косметику designed in Kazakhstan можно будет увидеть в продаже в разных странах мира.

«Мы пришли к выводу, что нельзя делать универсальную косметику, которая будет помогать людям, живущим и за полярным кругом, и в Африке, — убежден Рябцовский. — Мы делаем косметику, которая помогает жителям именно нашего региона, и основу нашей косметики составляют ингредиенты, имеющие местное происхождение». Недаром продукция Bioton получила знак «Халык маркасы», который подтверждает факт первенства в своей товарной категории и является символом отличия продукции, сделанной в Казахстане.

РОДНАЯ КОСМЕТИКА.

КАК В КАЗАХСТАНЕ ПРОИЗВОДЯТ КОСМЕТИЧЕСКУЮ ПРОДУКЦИЮ ИЗ МЕСТНЫХ ИНГРЕДИЕНТОВ.

Назад в блог Следующая запись